На главную
www.Mini-Portal.ru

..

НОВОСТИ:
..........................................

   HardWare.

   Интернет.

   Технологии.

   Телефоны.

   Нетбуки.

   Планшеты.

   Ультрабуки.
..............................

.............................................

Поиск по сайту:

.............................................

.............................................

.............................................

Архив новостей:
..........................................

.............................................

Яндекс.Погода.
Философия на mini-portal.ru
Далее:  ГЛАВА 1. п.3 >>

ГЛАВА I. Осмысление природы научного знания и статуса субъекта познания периода классической философии

1.2. Познание как свободная деятельность

 Наукоучение – условие всякого познания. И.Г. Фихте принимает философию Канта по своему духу, по своей направленности, но не повторяет ее, а отталкивается от нее. То, что у Канта было результатом исследования, у Фихте стало началом. И дело не только в том, что он жил позже Канта и является незаконнорожденным правопреемником кантовской философии, а в том, что это совершенно разные люди, хотя и одного типа культуры (протестантской), да и жили они в разные эпохи. Фихте, вслед за Кантом, считал, что философия не только является фундаментом всего знания, но она должна обнаружить условие, делающее достоверным все знание. Другими словами, из трансцендентальной апперцепции, чистого “Я”, абсолютной деятельности, вывести не только форму, но и содержание научного знания. Поэтому свой основной труд Фихте назвал «Наукоучением».
Ф. Шеллинг говорил: «Каков человек, такова и его философия» [551 Т.1: 258]. Это не раз утверждал и Фихте. Фихте был глубоко деятельной натурой и строил философию действия, философию свободы. А о Канте недаром говорили, что жители Кенигсберга сверяли свои часы со временем выхода господина Философа на прогулку.
Если молодой Кант начинает как просветитель, а затем отказывается от идей Просвещения и подготавливает идейную базу романтизма, то Фихте начинает свою сознательную философскую деятельность уже в эпоху романтизма. Эпоха романтизма – это всплеск духовной культуры, гуманитарного знания, связанного с изучением искусства, мифа, религии, языка, истории.
Ограничив познавательные возможности субъекта, Кант сделал человека жителем двух миров – мира свободы (общества) и мира необходимости (природы). Фихте, преодолев кантовскую “вещь в себе”, весь мир сразу же включает в орбиту деятельности человека. Кантовский результат, его нравственный закон – «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства» [166 Т.4(1): 347] –  стал и началом и краеугольным камнем фихтовской философии.
«Фихте, критикуя понятие вещи в себе, –  пишет П.П. Гайденко, –  считал, что в этом пункте Кант не освободился от остатков догматического мышления и не сумел до конца провести им же самим введённый принцип деятельности как универсальный и единственный принцип в философии» [88: 138].
Для Фихте, как и для Канта, человек – цель, самоцель, а не средство. «Человек есть, потому что он есть, а поэтому человек должен быть тем, что он есть, просто потому, что он есть» [498: 727]. Свободный человек, строящий из себя свой ряд, свое поведение, есть человек нравственный. Автономная воля Канта становится свободной волей Фихте. Общечеловеческое в морали у них стало определять родовую сущность человека. Нравственный закон у Фихте звучит несколько иначе: «Действуй так, чтобы закон твоей воли был вечным законом» [621: 226]. Здесь проявляется новый акцент – действие.
Познание как взаимодействие «Я» и «не Я». Фихте, как и Кант, исходит из самосознания, того самого сознания, которое было сформировано в средние века как результат осознания человеком христианской культуры себя  как личности, как “Я”, как нравственное начало разумного существа, своего внутреннего мира. Это самое сознание, самосознание стало отправной точкой для всей последующей европейской философии.
У Фихте самосознание (Я – есть), “Я есмь”, “Я существую” оформляется как родовая сущность человека, как абсолютное, чистое “Я”, которое полагает и себя (“Я”) и свою противоположность (“не–Я”). Теряя эту свою сущность, человек перестает существовать как человек. Это чистое “Я”, абсолютная деятельность, включает в себя единство конечного и бесконечного, индивидуального и абсолютного, человеческого и Божественного.
Весь мир, прежде всего, природа, –  это порождение “Я”. Но в каком смысле порождение? И мир, и существование мира имеют смысл как бытие, как данность, как объект не сами по себе, а постольку, поскольку существует человек –  “Я”. Творение Богом мира оканчивается на человеке, который создан по образу и подобию Творца и, следовательно, наделен творческой силой. Порождение мира, его творение человеком, начинается с осознания человеком себя не как части природы, микрокосмоса, а как личности, существа нравственного  и в этом смысле иноприродного. Начало творения: осознание себя, родовой сущности человека – “Я” полагает “Я” и вследствие этого – выделение, противопоставление себя, человека, “Я” –  всему остальному миру; “Я” полагает “неЯ” миру необходимости, прежде всего, природной необходимости, – “Я” полагает “неЯ”. Вот что пишет П.П. Гайденко по этому поводу: «Сам Фихте стремился вывести из единственного начала  –  абсолютного субъекта, Я как чистой деятельности — как все познавательные способности человека, так и порождаемый этой деятельностью внешний мир. Природа, которая предстоит нам как нечто данное и от нас не зависящее, должна быть, согласно Фихте, понята как продукт деятельности Я, самим Я не сознаваемой» [88: 138].
Вечное взаимодействие “Я” и “не–Я” определяет развитие человека, уровень его культурного состояния. Суть этого взаимодействия в преодолении разрыва между должным и сущим, между неизменной сущностью человека, чистым “Я”, человеком свободным, человеком, основывающим свое поведение на нравственном законе, и эмпирическим субъектом “Я”, человеком, живущим в мире природной, экономической и социальной необходимости.
“Не–Я”, мир необходимости – это ограничение, границы “Я”, степень свободы человека. “Я” постоянно наталкивается на эти границы, на сопротивление “не–Я”. Это сопротивление постоянно побуждает “Я” к деятельности, расширению своих границ. «Только твоя деятельность, определяет твою ценность» [498: 648]. В основе этой деятельности лежит нравственный закон. Для Фихте, как человека  протестантской культуры, и человек, и социум, и природа в равной степени включены в сферу нравственных отношений.

Познание, свободная деятельность и культура. Опыт взаимодействия и результат взаимодействия “Я” и “не–Я” Фихте называет культурой. Культура есть форма освоения человеком мира. Степень развития “Я” выражает уровень развития человеческой культуры. Поэтому не только наука (что характерно для эпохи Просвещения), но и искусство, литература, религия, мифология, история включаются в сферу человеческого интереса, деятельности на равных условиях.
Наши действия, как действия эмпирических людей, “Я”, определяются воздействием “не–Я”, миром необходимостей, миром чувственности, внешней и внутренней. Поэтому перед нами всегда стоит выбор – остаться лишь эмпирическими “Я”, подчинив себя необходимости и чувственности, и тогда потерять “Я”, стать частью природы или сохранить “Я” и подчинить себе “не–Я”, освоить “не Я”, окультурить “не–Я”.
Философия Фихте – это философия действия, философия свободы. А свобода предполагает не только свободу добра, но и свободу зла. Зло тоже необходимо, по мнению Н.А. Бердяева, хотя бы для того, чтобы душа не была изнасилована добром. Свобода – это всегда испытание, это всегда выбор, за который человек несет ответственность перед самим собой, перед обществом, перед Богом. Свобода Фихте – это свобода не – ОТ (как у Диогена – киника, хиппи), а свобода – ДЛЯ… Сохранение человеческой сущности, чистого “Я” требует выбора в пользу добра, свободы для созидания добра.
Чистое “Я” должно так изменить эмпирическое “Я”, чтобы внешний и внутренний мир достигали единства в чистом “Я”. Это единство, это согласование достигается за счет победы “Я”, чистого, абсолютного “Я”, ведь оно полагает “Я” и “не–Я”. Эта победа лишь временна, победа на определенном этапе развития культуры. Процесс взаимодействия “Я” и “не–Я”, развития культуры продолжается, уходя в бесконечность.
Чтобы взаимодействие “Я” и “не–Я” было действительно культурой, чтобы человек изучил, познал, освоил, преобразовал себя и внешний мир, исходя из нравственного закона, он не должен отказываться от своей чувственности и мира чувственных вещей, а должен воспитать, преобразовать чувственность и внешнюю и внутреннюю. Отказ от чувственности, ее отрицание есть грех для человека христианской, европейской культуры, такой же, как и самоубийство (отказ от плоти) есть Смертный Грех. «Чувственность должна культивироваться: это самое высокое и последнее, что с ней можно сделать» [498: 730]. Совершенное согласие человека с самим собой и возможное согласие между человеком и чувственными вещами являются высшей целью человека. Его назначение и высшее добро – осуществление этой цели. И достигается это «только посредством действия, а не пустого мечтания, только посредством действия в обществе и для общества человек выполняет свой долг» [621: 629].  «Кто заботится только о самом себе, тот, с моральной точки зрения, не заботится даже о себе, т.к. его конечная цель – забота обо всем человеческом роде» [621: 628629]. Добровольное подчинение долгу, служение человечеству – в этом и заключается свобода, по мнению Фихте. Свобода как познание необходимости, как родового понятия и добровольное подчинение себя этой необходимости.
Оставаясь в границах теоретической мысли, Фихте сохраняет основной пафос «Наукоучения»: «Мир существует только в знании, и само знание есть мир, поэтому мир опосредствованным путем (именно  –  через посредство знания) есть само бытие Бога, как знание есть непосредственно это бытие. <…> Знание есть, как сказано, существование, проявление, совершенное отображение божественной силы. Поэтому оно существует само для себя: знание становится самосознанием; и в этом самосознании оно есть для себя собственная, основывающаяся на себе сила, свобода и деятельность, ибо оно есть отражение божественной силы, оно есть все это, как знание, т. е. вечно непрерывно воспроизводит в себе все большую внутреннюю ясность знания, развивая последнюю на определенном предмете знания, от которого оно отправляется» [498: 137]. «Знание существует действительно самостоятельно и само в себе, а именно это знание есть свободная и самостоятельная жизнь» [498: 541]. В заключение необходимо подчеркнуть, что, согласно Фихте, всякое бытие – знание, а всякая деятельность есть познание.

Далее:  ГЛАВА 1. п.3>>

Все права защищены © Copyright
Философия на mini-portal.ru

Проявляйте уважение!
При копировании материала, ставьте прямую ссылку на наш сайт!