На главную
www.Mini-Portal.ru

..

НОВОСТИ:
..........................................

   HardWare.

   Интернет.

   Технологии.

   Телефоны.

   Нетбуки.

   Планшеты.

   Ультрабуки.
..............................

.............................................

Поиск по сайту:

.............................................

.............................................

.............................................

Архив новостей:
..........................................

.............................................

Яндекс.Погода.
Философия на mini-portal.ru
Далее:  Глава 2, п.3 >>


 Конвенционализм Лакатоса. В отличие от Поппера, объектом методологического анализа известного философа науки 20 века Имре Лакатоса является не отдельная научная теория или отдельные научные положения, а серия или последовательность логически взаимосвязанных теорий. Согласно Лакатосу, любая научная теория должна оцениваться вместе со всеми гипотезами, составляющими ее основания. Оценке, таким образом, подлежат не изолированные теории, а серии теорий, порождаемые определенным ядром базисных принципов и положений. Речь идет о серии теорий, связанных между собой преемственностью, превращающей ее (эту серию) в «исследовательскую программу». Исходное единое ядро программы и обусловливает преемственность и единство этого надтеоретического образования. Лакатос вводит понятие “прогрессивного” и “регрессивного” сдвига проблемы. Серия теорий дает прогрессивный сдвиг в решении проблемы, если каждая новая теория имеет некоторый избыток эмпирического содержания по сравнению с предыдущей, если она предсказывает новые факты, существование которых подтверждается экспериментальным путем. Сдвиг проблемы является регрессивным, если теория при встрече с новой областью фактов лишь спасает себя от опровержения вместо того, чтобы смело идти навстречу опыту.
В противоположность наивному фальсификационизму, Лакатос утверждает, что никакой эксперимент, никакое отдельное протокольное предложение или факт сами по себе не могут привести к опровержению теории. Фальсификация одной теории возможна только в случае существования или появления лучшей теории. При этом Лакатос отмечает не столько негативный, сколько конструктивный характер фальсификации. Если для разрешения противоречия между теорией и опровергающим ее фактом выдвигается новая теория, то она считается научной лишь в той мере, в какой она ассимилирует этот факт. Фальсификация, таким образом, ведет к росту эмпирического содержания теорий и должна рассматриваться в контексте развития научного знания.
Что касается структуры введенной Лаккатосом новой методологической единицы анализа – исследовательской программы, то в каждой исследовательской программе можно выделить четыре основных компонента: 1. Ядро программы – система ее основных, исходных содержательных принципов. 2. Негативная эвристика – совокупность методологических правил, которые помогают защитить ядро программы от опровержений, выдвигая и изменяя вспомогательные гипотезы с тем, чтобы ассимилировать или изолировать противоречащий факт. 3. Набор вспомогательных гипотез, порождаемых негативной эвристикой. 4. Совокупность правил и приемов, ориентирующих исследователя на положительное решение проблем – позитивная эвристика [см.: 127, с. 154].
Как ядро программы является набором конвенционально принятых принципов, так и правила позитивной и негативной эвристики, по мнению Лакатоса, также носят конвенциональный характер. Сам Лакатос пишет, что именно «… у конвенционалистов научился понимать важность методологических допущений» [43, с. 116]. « Конвенционалист допускает возможность построения любой системы классификации, которая объединяет факты в некоторое связанное целое. Конвенционалист считает, что следует, как можно дольше сохранять в неприкосновенности центр такой системы классификации: когда вторжение аномалий создает трудности, надо просто изменить или усложнить ее периферийные участки» [40, с. 208].
Методологические принципы, без сомнения, играют в процессе познания немалую роль. Без них вообще не может начинаться научный поиск. В этих принципах [см.: 69-79] содержится абстрактное знание об основной определяющей связи исследуемого объекта, которое развертывается в систему знания в ходе конкретного рассмотрения объекта. Но любые методологические принципы, исходные для той или иной программы, будучи рассмотрены в историческом аспекте, всегда оказываются обобщенными результатами предшествующего развития познания. Именно поэтому они и становятся средством категориального синтеза научных знаний, придавая им форму всеобщности и необходимости: «… принципы – не исходный пункт исследования, а его заключительный результат" [132, с. 34].
Как отмечает Панин А.В.: « … удельный вес конвенционализма в лакатосовской методологии резко возрастает. Если Поппер старается локализировать конвенциональный элемент в критицизме процедурой принятия базисных положений, то Лакатос распространяет его на всю методологию, включая процедуру принятия основных положений исследовательской программы. Заложенная в идеях Поппера тенденция к перерастанию критического эмпиризма в конвенционализм в работах Лакатоса получает свое полное развитие.»[127, с. 155].
Итак, лакатосовскую методологию научных исследовательских программ по ее сути также можно охарактеризовать как один из вариантов конвенционализма.
В заключение еще раз отметим, что конвенционализм – не случайное явление в философии науки. Конвеционалистское решение главных эпистемологических проблем науки имеет весьма серьезные основания как общефилософского, так и конкретнонаучного характера. Как классический, так и современный конвенционализм сосредотачивают свое основное  внимание на роли субъективных моментов познания и на этом основании ставят под сомнение существование в науке объективной истины и саму возможность ее достижения. Вопрос об истинности исходных положений научных теорий конвенционалисты относят к сфере действия когнитивной воли ученых, направляемой при принятии методологических решений не требованием достижения максимального соответствия теории своему объекту, а прагматическими требованиями, предъявляемыми к научно-теретическому знанию: эффективности научной теории в решении своих проблем, ее удобства, простоты, красоты, непротиворечивости и т.д.
 В конвенционализме совершенно справедливо подчеркивается условный характер и конвенциональный способ построения научных языков. Однако, как уже отмечалось, данные особенности рассматриваются конвенционализмом вне контекста развития науки, вне детерминации содержания сознания предметной областью. Конвенционализм также явно преувеличивает конвенциональный характер семантики научных терминов. Для конвенционализма в целом характерны две отличительные особенности: пренебрежение эмпирическими компонентами как основными регуляторами процесса научного познания и одновременно явное сужение числа факторов, детерминирующих формирование научных принципов.
Совершенно верно подметив, что язык науки является тем каналом, через который конвенции проникают в научное знание, конвенционалисты придают этому каналу самодовлеющее значение. Действительно, конвенция начинается в языке и с языка. Но семантическая конвенция должна рассматриваться в эпистемологии отнюдь не как цель, а лишь как средство выявления и формулирования в явном виде всех объективных компонентов научно- познавательной деятельности, в структуре которой важную роль играет не только рационально-логическая составляющая научного познания, но и внелогическая(чувственная, практическая,коммуникационная и др.), являющаяся средством фиксации объективного, социально-когнитивного опыта научного познания. И здесь главной эпистемологической проблемой является определение места и роли естественного (обыденного) языка как инструмента научной деятельности. 


Далее:  Глава 2, п.3 >>

Все права защищены © Copyright
Философия на mini-portal.ru

Проявляйте уважение!
При копировании материала, ставьте прямую ссылку на наш сайт!