На главную
www.Mini-Portal.ru

..

НОВОСТИ:
..........................................

   HardWare.

   Интернет.

   Технологии.

   Телефоны.

   Нетбуки.

   Планшеты.

   Ультрабуки.
..............................

.............................................

Поиск по сайту:

.............................................

.............................................

.............................................

Архив новостей:
..........................................

.............................................

Яндекс.Погода.
Философия на mini-portal.ru
Далее:  Глава 2, п.4(2) >>

 

4. Роль конвенций на метатеретическом уровне научного знания.

 В данном параграфе рассмотрим роль конвенциональных элементов на метатеоретическом уровне научного познания. Это наиболее общий уровень научного знания. Он состоит из высказываний и принципов общенаучного и философского характера, на которые опирается любая конкретная наука и любая фундаментальная теория. Это имеет место не только в социально-гуманитарных науках, но и в естествознании и даже в математике. Рассмотрим это на примере истолкования в естествознаниии таких важнейших его философских категорий и принципов, как причинность и детерминизм.
Различные подходы к пониманию причинности и детерминизма имеют одним из своих оснований специфичную семантическую нагруженность данных понятий. В свою очередь, семантика научных понятий является выражением объективных референтов только в рамках определенного понимания причинности и детерминизма. Важно при этом подчеркнуть, что даже в рамках единого подхода к пониманию причинности и детерминизма, необходимо четко выделять различные уровни использования данный категорий на разных уровнях научного познания, например на уровне эмпирического научного знания и на уровне научных теорий.
Начнем с того, что и в настоящее время отсутствует общепринятое среди философов и ученых истолкование содержания данных категорий. А это является одной из главных причин существования и различных интерпретаций их соотношения. В философской  и научной литературе существует несколько, по крайней мере четыре подхода к решению вопроса об их соотношении: 1) объемы понятий «детерминизм» и «причинность» полностью совпадают, т.е. принцип детерминизма тождественен принципу причинности; 2) объемы понятий «детерминизм» и «причинность» совпадают лишь частично; 3) принцип детерминизма уже принципа причинности и 4) принцип детерминизма шире принципа причинности.
В качестве небольшого экскурса рассмотрим происхождение термина «детерминизм» и его семантическую нагруженность.
Проблемы детерминизма как особой проблемы естествознания долгое время, вплоть до конца XVII века не существовало. В естественные науки эта проблема перешла из учения французских материалистов, хотя общая идея детерминации как необходимой обусловленности одних явлений другими появилась в философии уже давно, еще в античности. Сам же термин «детерминизм» возник в средневековой логике, где под детерминацией понимался вид логического определения.
Понятие «детерминизм» в философском смысле начинает употребляться для характеристики действительности с XVII века. Оно используется, прежде всего, в области этики, где означает определенность морального выбора человека. Тогда это понятие было также связано с причинностью и противопоставлялось «свободе воли». Несколько позднее стали говорить о детерминизме природы, то есть это понятие начинает употребляться в таких науках как физика, биология и т.д. Иначе говоря, в естествознание понятие «детерминизм» перешло из философии, и в содержание этого понятия входило учение о причинности, существовавшее в философии. Таким образом, понятие «детерминизм» с самого начала исторически было связано с понятием причинности. А поскольку речь шла только о таком понимании причинности, которое господствовало в механике и в философии Нового времени, постольку и детерминизм долгое время понимался как концепция, предполагающая однозначную причинную обусловленность одного события другим, как концепция, которая связана с возможностью абсолютно строгого и однозначного предсказания наступления какого-либо события на основе наступления других событий.
В классической механике состояние любой физической системы можно однозначно определить в каждый момент времени на основе задания координат и импульсов всех частиц, составляющих эту систему. Состояние системы в момент времени t может быть полностью определено с помощью уравнений движения, «если известно ее состояние в любой другой момент времени t0, предшествующий (t0 < t) или будущий (t0 > t) по отношению к рассматриваемому времени t» [149, с. 307]. Подобный тип детерминизма, когда состояние системы в конкретный момент времени однозначно определяет все ее будущее поведение, называют лапласовским детерминизмом, часто отождествляя его с причинно-следственной связью.
Развитие квантовой физики привело к изменению представления о причинности, которое сложилось в XVII – XVIII вв. Если исходить из ее законов, то они уже не допускают строго однозначной предсказуемости явлений: данная теоретическая конвенция отвергается не только в силу теоретических положений, но и эмпирических данных. Квантовая механика в целом ряде случаев ничего определенного сказать не может о поведении отдельной частицы, например, объяснить, почему данный электрон попал именно в данную точку после прохождения через дифракционную щель. Математически этот факт находит свое выражение в соотношении неопределенностей В. Гейзенберга (?p?g) ? h (где р - импульс частицы, g – ее координата, h – постоянная Планка, ?р – неопределенность в импульсе частицы, ?g – неопределенность в ее координате). В квантовой механике, исходя из данных о начальных условиях электрона и других частиц, можно получить лишь вероятностную характеристику их будущего положения, т.е. предсказания значения координат, энергии и других свойств этих частиц носят вероятностный характер. «При этом, если даже в некоторый момент времени t0 нам удалось достаточно точно зафиксировать значения координат всех частиц, то в следующий момент t0 + ?t эти координаты тем не менее снова оказываются вероятностно распределенными, и дисперсия этого распределения тем заметнее, чем более точно были известны значения координат в момент времени t0. В этом отношении квантовая механика принципиально отличается от классической физики» [149,3 с. 318].

  Также как и принцип лапласовского детерминизма в классической механике, принцип неопределенности В. Гейзенберга базируется на определенной теоретической конвенции: если мы измеряем импульс, то вынуждены «пожертвовать» точными координатами, если же мы измеряем координаты, то «жертвуем» точным определением импульса. Но данная конвенция не является произволом, а определяется природой микрообъекта. Это отличие заставило ученых изменить не только семантику понятий «детерминизм» и «причинность», но и коренным образом пересмотреть эти концепции и выдвинуть новые подходы. Так, М. Борн полагал, что квантовая механика исключает детерминизм, который не является тождественным причинности («… не стоит отождествлять причинность с детерминизмом») [150, с. 148]. Под причинностью же он понимает зависимость одной определенной ситуации от другой. «Причинность постулирует, - пишет он, - что имеются законы, согласно которым проявление сущности В определенного класса зависит от проявления сущности А другого класса, где слово «сущность» означает любой физический объект, ситуацию или событие. А называется причиной, В – результатом, следствием, эффектом» [150, с. 149].


Далее:  Глава 2, п.4(2) >>

Все права защищены © Copyright
Философия на mini-portal.ru

Проявляйте уважение!
При копировании материала, ставьте прямую ссылку на наш сайт!