На главную
www.Mini-Portal.ru

..

НОВОСТИ:
..........................................

   HardWare.

   Интернет.

   Технологии.

   Телефоны.

   Нетбуки.

   Планшеты.

   Ультрабуки.
..............................

.............................................

Поиск по сайту:

.............................................

.............................................

.............................................

Архив новостей:
..........................................

.............................................

Яндекс.Погода.
Философия на mini-portal.ru
 

Коськов С.Н. Статьи.

Телеологический подход к эстетическому познанию.

 Данная статья посвящена анализу телеологического подхода к субьективным формам человеческой деятельности, прежде всего познавательной деятельности, без чего невозможно в принципе любая форма человеческой субьективности. Данный подход начинает активно возрождатся в наше время особенно в области философии культуры, политики и философии познания. Данная статья предлагает анализ телеологического подхода возрожденного Кантом в области эстетического познания.

«Красота <...> предполагает понятие о цели, которое определяет, чем должна быть вещь, стало быть, предполагает понятие ее совершенства, и, следовательно, она есть чисто привходящая красота» [3 Т.5: 233].
В согласии с основной идеей "критической" философии, Кант исследует не условия, при которых эстетическим оказывается предмет, но лишь усло­вия, при которых эстетическим оказывается наше суждение о предмете. Уче­ние об искусстве возможно не как наука, а только как критика способности эстетического суждения.
Эстетика для Канта - это не наука, не сфера логического мышления или практического разума. Это сфера чистой субъективности, целеполагающей способности нашего сознания. Это наша способность выносить эстетическое суждение, суждение о прекрасном и критике вкуса, основанного на незаин­тересованности.
«Для того чтобы сказать, что предмет прекрасен, и доказать, что у меня есть вкус, важно не то, в чем я завишу от существования предмета, а то, что я делаю из этого представления в себе самом» [3 Т.5: 205].
Если, любуясь пейзажем, изображенным на полотне, вы думаете о том, как было бы прекрасно провести хотя бы недельку в этом чудном месте, то такое суждение вкуса, по Канту, не может быть эстетическим. При встрече со львом вряд ли вы можете вынести эстетическое суждение или суждение о возвышенном. Эстетическую оценку от вас можно ожидать, если вы созер­цаете изображение льва. Если при чтении романа вы увлекаетесь героями и начинаете думать о том, что существовали ли эти герои на самом деле или это лишь вымысел автора, то и в этом случае ваши суждения вкуса оказыва­ются заинтересованными. Изображенный пейзаж, благородный рыцарь Ай­венго, Живаго и Лариса, Арсеньев и Лика должны вызывать у вас чувство удовольствия независимо от их существования, ожидаемой пользы, страха и т.п. Если вы попали на выставку модной одежды, где вся публика в восхище­нии замерла перед новой моделью платья, то вряд ли их суждения будут эс­тетическими. Скорее всего, сознательно или бессознательно, посетители, прежде чем вынести суждения, успели мысленно примерить это платье на себя или своих знакомых. Они любуются платьем не как произведением изящного искусства, а как произведением приятного искусства и ремесла. Они любуются не платьем, а собой или своими близкими, которые будут не­отразимы в этом платье.
Эстетическое удовольствие должно быть связано с прекрасным, а не с приятным или добрым. Кантовское определение вкуса - способность сужде­ния о том, что наше чувство в данном представлении делает сообщаемым всеобщим образом без посредства понятия. То, что нравится само по себе, безотносительно к интересу. В «Критике вкуса» Кант исследует, что делает наше суждение о предмете, суждением о прекрасном предмете. Приятное -это всегда только субъективное, индивидуальное, оно связано с чувственно­стью, ощущениями, стало быть, и с познанием, предполагает заинтересован­ность в предмете.
«Чтобы определить, прекрасно ли нечто или нет, мы соотносим пред­ставление не с объектом посредством рассудка ради познания, а субъектом и его чувством удовольствия или неудовольствия посредством воображения» [3 Т.5: 203]. Мое суждение о предмете как о прекрасном непременно должно совпадать с суждениями других о том же предмете как о прекрасном, но это не сфера логического мышления. Красота - это не свойство самого предмета. Удовольствие от прекрасного - всеобщность эстетической оценки.
Удовольствие от приятного предполагает удовольствие от ощущений. Когда говорят: «О вкусах не спорят», как раз и имеется в виду именно такой характер удовольствия.
Доброе - это сфера этического, а стало быть, сфера объективных ценно­стей предполагает систему оценок, отношение субъекта к существованию предмета, а не только представление о предмете.
«Объективную целесообразность можно познать только посредством соотнесения многообразного с определенной целью, следовательно, только через понятие. Из одного этого уже явствует, что прекрасное, суждение о ко­тором имеет в своей основе чисто формальную целесообразность, т.е. целе­сообразность без цели, совершенно не зависит от представления о добром, так как доброе предполагает объективную целесообразность, т.е. соотнесение предмета с определенной целью» [3 Т.5: 229-230]. Суждение вкуса не имеет в своей основе ничего, кроме формы целесообразности предмета; эстетическое удовольствие может вызываться субъективной целесообразностью. Это целе­сообразность в представлении о предмете без всякой цели. Эстетическое удовольствие доставляет нам лишь чистая форма целесообразности, це­лесообразность без цели, закономерность без закона.
Такое эстетическое восприятие, рефлектирующая способность сознания предполагает игру интеллектуальных сил, воображения и рассудка. То, что действует, возбуждает и трогает, связано с непосредственным чувственным восприятием, с эмпирическими вкусами, о которых не спорят. Это чистая форма, не форма произведения искусства, а то, что называется "фигурой" или очертанием предмета, признаваемого прекрасным в эстетическом сужде­нии вкуса. Чистая форма целесообразности без цели в изобразительном ис­кусстве связана с рисунком, а не с цветом, который возбуждает. Поэтому в изобразительном искусстве Кант на первое место ставит искусство арабески. В музыке это связано с композицией, а не со звуками. В музыкальном произ­ведении Кант на первое место ставит инструментальную музыку без текста.
Целесообразность без цели, чистая форма целесообразности реализуется в искусстве через форму, под которой понимается фигура, облик, вид или иг­ра, игра фигур или ощущений.
Нравится или не нравится - для всех определяется через общее чувство. В основе эстетического удовольствия лежит, по Канту, игра (или со­ответствие) воображения и рассудка. Воображение здесь свободное, про­дуктивное, а не репродуктивное, которое лишь воспроизводит.
Суждение вкуса всегда связано с личными способностями, с творчест­вом, но не только при создании произведений искусств, но и при их воспри­ятии. Можно указать на образцы, можно следовать образцам, но это будет подражание, а не искусство и не эстетическое суждение. Всеобщность вкуса, общепризнанность, интерсубъективность прекрасного реализуется через ин­дивидуальное, самостоятельное творчество и оценку. Высший образец для этих процессов Кант называет идеей, которую каждый создает сам. Идеалом, по Канту, называется то существо, которое полностью соответствует этой идее. Конструирование идеи и идеала происходит с помощью понятия разу­ма, но не рассудка. Одобрение красоты в природе всегда бывает, по Канту, признаком доброй души.
При конструировании идеала субъект выходит за рамки способности эс­тетического суждения. Следовательно, в основе идеала лежит априорная идея разума. Здесь совершенно ясно проявляется системообразующая задача всей кантовской философии - объединить и подчинить все разделы философ­ской системы этике, вывести трансцендентальную апперцепцию, самосозна­ние - из личности как нравственной категории, из личности как нравствен­ного начала человека.
Эта идея априорно определяет цель. Идеалом красоты не может служить идеал статуй, дома, цветов, а только идеал человека и человечества, т.к. только человек имеет цель существования в самом себе, т.к. только человек может определять цели. Только человек, который через разум может опреде­лять для себя свои цели или заимствовать их из внешнего восприятия и со­единять их со своими существенными целями, может судить эстетически. Идеал человека, точнее, идеал человеческой фигуры, связан с выражением нравственного, что дает основание нравиться всем. Высшая целесообраз­ность выражается через вечное и доброе. Своей высшей потенцией чистая форма целесообразности (целесообразность без цели), прекрасное, нравст­венное, свобода совпадают. Эту проблематику, это совпадение можно встре­тить и в нашей культуре, в творчестве Ф.М.Достоевского - «красота спасет мир» [2: 296]. Красота не чувственная, а духовная, созидательная сила духа спасут мир. Творение мира не оканчивается шестью днями. Созданные по образу и подобию Господа продолжают творить мир.
Сама по себе форма художественного произведения еще не делает про­изведение искусства подлинным, если нет того, что оживляет художе­ственное произведение, вызывает целесообразное движение души, что ро­ждает свободную игру, т.е. "дух". "Дух" - способность изображать "эстети­ческие идеи". Красота для Канта - выражение эстетических идей.
В связи с этим меняется и оценка видов искусства. Ранжирование видов искусств уже основывается на их способности к выражению идеала. Искус­ство - специфическая, автономная деятельность человека, и оно отличается и от науки, и от природы. Искусство - свободная деятельность, основа которой лежит в разуме. Как пишет по этому поводу Асмус: «...природа прекрасна, если она в то же время кажется искусством, а искусство прекрасно, если мы видим в нем искусство, и, тем не менее, оно кажется нам природой» [1: 54]. В приятных искусствах удовольствие сопутствует нашим представлениям только в виде ощущения. Цель изящного искусства в том, чтобы удо­вольствие сопровождало наши представления как виды познания. Изящное искусство есть произведение "гения".
По Канту, искусство есть способность выражения эстетических идей, и высшее значение искусству придает только связь последнего с моральными идеями. Изящные искусства должно ценить по обнаружению в них не только вкуса, но и духа. Вкус только регулятивная способность для суждения о форме присоединения многообразного в воображении, а дух - продуктивная способность разума, способность давать образец для этой априорной формы воображения. Вкус в произведениях искусства ограничивает идеи ради фор­мы, соответствующей законам продуктивного воображения. Дух привходит в искусство, чтобы "создавать идеи". Эстетично то произведение, которое об­наруживает и дух, и вкус, и оригинальность мысли. «Единственный мастер в изящных искусствах — это живописец идей» [3 Т.6: 492]. В связи с этим, в ряду изящных искусств Кант на первое место ставит поэзию, она дает свобо­ду воображению с полнотой мысли. Изящное искусство призвано выражать "эстетические" идеи в их связи с "нравственными" идеями.
В эстетику Канта входит не только учение о прекрасном, но и о возвы­шенном. «Чистое же суждение о возвышенном вообще не должно иметь оп­ределяющим основанием никакой цели объекта, если оно должно быть эсте­тическим, а не смешанным с каким-либо суждением рассудка или разума» [3 Т.5: 260]. Это внутренняя, духовная возвышенность, которую испытывает человек перед могущественными силами природы. Преклоняясь перед вели­чием природы, созерцая ее могущество, человек ощущает свою возвышен­ность и собственное достоинство. Человек смотрится в могущество природы, как в зеркало, для того, чтобы увидеть в нем свое могущество, силу духа. Эс­тетика возвышенного совпадает у Канта с этикой возвышенного. Эстетиче­ское суждение о возвышенном требует от человека большей культуры, чем эстетическое суждение о прекрасном. Истоки возвышенного те же, что и ка­тегорического императива - моральные задатки человека, осознание само­ценности человека.
И таким образом, колебания классицизма между содержанием и формой Кант разрешает в пользу формы. Эстетика Канта венчает развитие эстетики классицизма и становится начальной формой эстетики романтизма.
В заключение подчеркну, что Кант поставил перед собой задачу обнару­жения тех условий, которые делают возможным науку, нравственные отно­шения к человеку, эстетику. Эти условия Кант нашел в субъективных апри­орных формах. Эмпирическое чувственное знание не ведет нас к открытию законов, их создает рассудок. В чувствах нет морали, она создается практи­ческим разумом через категорический императив. Прекрасное не выводится из чувственного восприятия или логического мышления. Это субъективное переживание, которое является чистой формой и потому обладает всеобщно­стью. Идея сверхчувственного основания и конструктивности сознания явля­ется глобальной идеей, на которой Кант строит свою жизнеспособную, оживляющую философскую систему как совокупный гений европейской культуры. Цель всех разделов этой системы одна - попытаться через истину, добро и красоту, взятые в единстве, ответить на вопрос: что такое человек?

 

Список использованной литературы:

  1. Асмус В.Ф. Проблема целесообразности в учении Канта об органической природе и в эстетике.//Кант И. Сочинения. Т.5. М., 1966. С.5-65.
  2. Виндельбанд В. Дух и история: Избранное. М.: Юристъ, 1995. С.687.
  3. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. М.: Наука, 2000. С.495.
  4. Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменоло-гия.//Философия как строгая наука. Новочеркасск: Сагуна, 1994. С.49-100.
  5. Дильтей В. Описательная психология. СПб.: Алетейя, Кренов, 1996. С.153.
  6. Достоевский Ф.М. Идиот. М.:Эксмо, 2002. С.640.
  7. Дюгем П. Физическая теория. Её цель и строение. Спб.: Образование, 1913. С.326.
  8. Кант И. Собрание сочинений в шести томах. М.: Мысль, 1964-1966.
  9. Коськов С.Н. Взаимодополняемость семантических конвенций и метафор в языке науки // Вестник МГУ. - Серия 8, Философия. - 1991. - №6.
  10. Коськов С.Н. Конвенциональность знания как методологическая норма // Материалы III Российского философского конгресса «Рационализм и культура на пороге Ш-го тысячелетия». - Ростов-на-Дону. - 2002.
  11. Коськов С.Н. Статус истины - статус ученого. Переоценка ценностей // Философия и будущее цивилизации. Тезисы и доклады IV Всероссийского философского конгресса. Т. 1. - М. - 2005.
  12. Коськов С.Н. Субъектно-объектна" природа научного познания - М.: МГУ-2007.
  13. Наторп П. Избранные работы. М.: Территория будущего, 2006. С.382.
  14. Н.РиккертГ. Философия жизни. К., 1998. С.269-489.
  15. Фихте И.Г. Факты сознания. Назначение человека. Наукоучение. Мн., М.:
    Харвест, ACT, 2000. С.784.
  16. Шеллинг Ф.В.Й. Система трансцендентального идеализма.//Сочинения. Т.1. М., 1987. С.227-490.
 

Все права защищены © Copyright
Философия на mini-portal.ru

Проявляйте уважение!
При копировании материала, ставьте прямую ссылку на наш сайт!

© Copyright