На главную
www.Mini-Portal.ru

..

НОВОСТИ:
..........................................

   HardWare.

   Интернет.

   Технологии.

   Телефоны.

   Нетбуки.

   Планшеты.

   Ультрабуки.
..............................

.............................................

Поиск по сайту:

.............................................

.............................................

.............................................

Архив новостей:
..........................................

.............................................

Яндекс.Погода.
Философия на mini-portal.ru
Далее:  Глава 17, $2 >>

ГЛАВА XVII. ЗНАНИЕ, ПОЗНАНИЕ И ЭКЗИСТИРОВАНИЕ

§ 1. Безответственное бытие, коммуникация и экзистенция

1. Экзистенция и трансценденция

Не Дазайн (хайдеггеровское), а экзистенция. Трансценденция (Бог)  источник экзистенции. Она непознаваема. Трансценденция проявляется через предмет, через знаки. Экзистенция через гибель достигает трансценденции. Философская вера творит шифры, религиозная превращает их в символы. Они взаимно дополняют друг друга.
При изложении посылок своей философии Ясперс в большей мере, чем Хайдеггер, использует логический, а не онтологический способ обоснования. При общности принципиальных установок Хайдеггера и Ясперса необходимо отметить, прежде  всего,  ряд принципиальных отличий. Начинаются они уже с терминологии. Что Хайдеггер называет Дазайн, наличным бытием, Ясперс обозначает термином «экзистенция» (существование). И наоборот, Дазайн у Ясперса совпадает с предметной областью, предметностью, сущим, с бытием эмпирического субъекта, с хайдеггеровским Инзайн. "Дазайн дано сознанию и не выражает специфику человеческого бытия" [см.: 85].
Человек становится человеком, экзистенцией, благодаря такому источнику, который Ясперс называет трансценденцией. "Он обязан самим собой не самому себе. Он не есть благодаря самому себе, изначально он сам" [см.: 85]. Таким образом, экзистенция оказывается возможной лишь в неразрывной связи с трансценденцией, с Богом. «Объемлющее, которое есть я, есть в каждом образе полярность субъекта и объекта: Я в качестве наличного бытия есмь: внутренний мир и окружающий мир; в качестве сознания вообще: сознание и предмет; в качестве духа: идея во мне и идущая мне навстречу из вещей объективная идея; в качестве экзистенции: экзистенция и трансценденция» [84: 427]. В противном случае, она превращается в бессознательную волю или нечто аналогичное. "Экзистенция нуждается в другом, а именно, в трансценденции, благодари которой она, не создающая самой себя, впервые выступает как независимый источник в мире; без трансценденции экзистенция становится бесплодным и лишенным любви демоническим упрямством" [103: 48].
Трансценденция есть абсолютный предел, указывающий на конечность мира и конечность бытия человека. Она столь же неуловимо существует, сколь и не может быть увидена и пребывает непознанной. Абсолютное, трансценденция проявляется в знаках, т.е. предметах окружающего нас мира. Толкование знаков Ясперс называет чтением шифров.
Шифр  язык трансценденции. Процесс чтения шифрограмм означает движение к трансценденции. Окончательно экзистенция достигает трансценденции через свою гибель. В гибели мы преодолеваем, по Ясперсу, разделение на субъект и объект и входим в трансценденцию. "Только шифром, не поддающимся толкованию, станет в итоге конец мира, бытия" [см.: 85]. Шифры, по Ясперсу, "творятся и принимаются в экзистенциальном акте веры (философская вера). Религиозная вера превращает шифры в символы, этим опредмечивая трансценденцию, чего избегает философская вера. Философская вера, вера мыслящего человека всегда отличается тем, что она существует только в союзе со знанием. Она хочет знать то, что познаваемо, и понять самое себя" [см.: 84]. Религиозная вера есть вера "во что-то", поэтому она предполагает объект и формы объективного знания. Соотнесение экзистенции с другой экзистенцией осуществляется в акте коммуникации, а с трансценденцией  в акте веры, но, по сути дела, вера не есть знание, которым я обладаю, но уверенность, которая меня ведет. Философская вера и религиозная вера, по Ясперсу, взаимодополняют друг друга, так как "Церковная религиозность может обойтись без нее, но может и искать ее, чтобы довести себя в своей сокровенности до полной ясности; церковная вера, как таковая, нуждается в своем существовании в качестве сообщества только в теологии. Философия же нужна индивиду как таковому, т. е. его свободе, пусть даже она с точки зрения теологии не более чем безумный риск, высокомерное притязание или иллюзия несчастных людей, отвергнутых Богом и неспособных найти спасение вне церкви" [82: 375].

2. Экзистенция, "философствование" и предметное мышление

Предметное мышление дает не знание, а лишь ориентацию. Наука и есть такая ориентация, такое предметное мышление. Наука нивелирует человека. Философское мышление против предметного мышления. Экзистенция вне категорий, она не фиксируется, не познается, но ей можно высветлить. Познание не совместимо с индивидуальностью. Знанием лишь обозначаем.
Подобно Канту, Ясперс полагает, что прийти к постижению характеристик мира и человека как он есть сам по себе, сознание, трансцендентальный субъект не способен. Сознание с помощью категорий воссоздает лишь какие-то аспекты действительности, которые находятся в таких взаимоотношениях, которые не соответствуют отношениям бытия самого по себе и даже не могут, как это имеет место у Канта, указать на свои пределы. Поэтому предметное мышление в любой его форме, дает нам не знание о мире, а известную "ориентациювмире".
Теоретическое мышление естественных и социальных наук, замкнутое на субъектно-объектную модель познания  это и есть пример такой "ориентации  в  мире" и такого предметного мышления. "В предметном сознании мне даны способы предметного знания в категориях; я постигаю то, что противостоит мне как определенное предметное бытие и признаю в качестве общезначимого возможное познание всего наличного в мире" [104: 10]. В этом предметном мышлении, по Ясперсу  нельзя фиксировать специфически человеческое бытие, можно лишь «фиксировать биологические свойства, которые, правда, отличают человека от животного, но остаются в плоскости неспецифически человеческого» [83: 64]. Предметное мышление непременно представляет человека как некоторую унифицированную часть определенного целого. Таким образом, неминуемо утрачивается человеческая индивидуальность, персональность, личностные характеристики. "Социологическипричинно объяснимыми могут быть только процессы несвободы. Спонтанность свободы непроизводна. Она не является предметом познания" [см.: 85] Противодействовать такому обезличиванию, по мнению Ясперса, впрочем, как и Хайдеггера, может "философствование". Именно философствование, а не занятие философией и уже тем более не философия как наука или как школьная философия, зафиксированная в университетских курсах и учебниках. «Философская медитация есть акт, в котором я прихожу к самому себе, а не индифферентное мышление, при котором я безучастно занимаюсь некоторым предметом..." [см.: 85].
Если Хайдеггер в "Бытии и времени" намечает общие рамки личностного мироощущения, то Ясперс их усиливает с самого начала. Он отрицает даже возможность фиксировать собственное существование в форме категорий. У Хайдеггера в начале была именно такая задача – зафиксировать человеческое бытие в категорийной форме. По Ясперсу это невозможно. "Я никоим образом не могу сказать о себе, что я есть, как если бы я был состоянием" [см.: 85]. Если бы человеческое бытие было бы состоянием, то в таком случае его можно было бы выразить в категорийной форме. В работе "Духовная ситуация времени" Яспeрс пишет: "Экзистенциальная философия тот же час становится утраченной, если попробует узнать, что же такое человек" [см.: 82]. Хайдеггер же, напротив, считал, что можно проникнуть в сущность Дизайн, исследуя существование.
Экзистенцию нельзя познать, но можно просветлить, высветлить с помощью философского мышления, которое устремлено на явления. Экзистенциально высветление не познает экзистенцию, а лишь апеллирует к ее возможностям. По-другому: «Экзистенциальная философия есть использующее все объективное знание, но выходящее за его пределы мышления, посредством которого человек хочет стать самим собой. Это мышление не познает предметы, а проясняет и выявляет бытие в человеке, который так мыслит. Приведенное к парению посредством выхода за пределы всего фиксирующего бытие познания мира (в качестве философской ориентации в мире) оно апеллирует к своей свободе (в качестве прояснения существования) и создает пространство для своей безусловной деятельности в заклинании трансценденции (в качестве метафизики)» [82: 387]. Свой тезис о невозможности зафиксировать характеристики "Я" Ясперс обосновывает тем, что реально фиксируемые свойства неминуемо исключают неповторимость "Я". Такая постановка вопроса близка к тезису Бергсона о несостоятельности претензий науки постигнуть жизнь в ее вечном потоке. Поэтому термин "экзистенция" у Ясперса  это не целокупный образ существенных свойств человека, а формальный способ ее обозначения, знак. "Бытие, которое есть мы, называется существованием, сознанием вообще, духом или же называется экзистенцией" [84: 426].

3. Безответственное бытие, коммуникация и экзистенция

Немалое количество людей, по Ясперсу, могут представлять собой застывшее состояние. Но тогда это не собственно бытие, не экзистенция. "Овеществленный, оторванный от своих корней человек как бы потерял свое самое существенное" [82: 311]. Люди могут существовать, не будучи существованиями, не будучи экзистенциями. "Расчлененная в аппарате масса бездуховна и бесчеловечна. Она — наличное бытие без существования, суеверие без веры. Она способна все растоптать, ей присуща тенденция не терпеть величия и самостоятельности, воспитывать людей так, чтобы они превращались в муравьев" [82: 314].
Экзистенция характеризуется своеобразием личности не только по отношению ко всякой другой личности, но и к другому моменту в своем собственном существовании. Та личность, которая интересует экзистенциализм, которая обладает собственным миром, представляет собой остров во враждебном, бушующем океане хаоса. Не только другие, но и я сам в другие моменты составляют этот океан. Но эта отчужденность вовсе не предполагает изолированности человека. Напротив, я не могу стать самим собой, не вступая в коммуникации, и я не могу вступить в них, не будучи одиноким. Во всяком устранении одиночества коммуникациями вырастает новое одиночество, которое не может исчезнуть без того, чтобы не исчез и я сам как условие коммуникации. Или яснее: «Из отношения человека к человеку, во внимании друг к другу, в разговорах, в коммуникации вырастает видение истинного и пробуждается непреложное» [82: 230]. Ещё полнее Ясперс пишет: «Он (человек –К.С.) должен, исходя из собственной независимости, овладеть механизмом своего существования или, превратившись в машину, покориться ему; должен осуществить в коммуникации связь самости с самостью, сознавая, что здесь все решается в верности или неверности; в противном случае он окажется в бездушной покинутости своего существования просто функцией. Он должен подойти к границе, чтобы ощутить свою трансцендентность, или быть опутанным просто дающим себя бытием вещей мира» [82: 399].
Человеческая экзистенция появляется только тогда, когда есть то или кто, к кому я отношусь. Тогда есть только я. Только в отношении к другим я приобретаю свое своеобразие, только относясь к другим, я отличаю себя от другого. Ну а с другой стороны, если я в отношении с другим теряю свое своеобразие, то исчезает и экзистенция, ибо она есть лишь постольку, поскольку соотносит себя с другой экзистенцией и с трансценденцией.
Поэтому человек не может существовать, не вступая в коммуникацию. Вступая в нее, он остается одиноким. Утрачивая одиночество, он утрачивает экзистенцию. Осмысление процессов коммуникации непосредственно связано с критерием "философствования". "Мысль философски истинна в той мере,  в которой помысливание этой мысли помогает коммуникации" [см.: 85]. Пока человек философствует, он ощущает себя в связи с откровеннооткрытой цепью свободно ищущих людей. «Привести людей к свободе — значит привести их в такое состояние, когда они будут в разговоре открываться друг другу. Однако это еще не свободно от обмана, если при этом остаются какие-то невысказанные задние мысли, если сохраняются резервы, к которым прибегают, внутренне прерывая связь с собеседником, если в высказывании, по существу, кроется попытка что-либо утаить, обмануть или схитрить. Подлинное общение чистосердечно и откровенно. Истина рождается лишь в полной обоюдной открытости» [83: 170].
Эти коммуникации, с помощью которых утрачивается экзистенция, не надо смешивать с совместным бытием. Они, конечно же, представляют теневую сторону, но теневую сторону общего процесса коммуникации, без которого человек прекратил бы быть человеком в пользу функционированного существования повторяющейся лишенной экзистенции. Напротив, совместное бытие в отличие от коммуникации лишь разрушает экзистенцию. Она имеет тенденцию отнять у человека его своеобразие. "В направленном наличном бытии я делаю то же, что и все. Верю в то, во что все верят. Думаю так, как думают все. Мнение, страх, радость передаются от одного к другому, и он не замечает, что это фундаментальное бессознательное отождествление всех" [см.: 85].

Далее:  Глава 17, $2 >>

Все права защищены © Copyright
Философия на mini-portal.ru

Проявляйте уважение!
При копировании материала, ставьте прямую ссылку на наш сайт!

Участник Рамблер ТОП 100