На главную
www.Mini-Portal.ru

..

НОВОСТИ:
..........................................

   HardWare.

   Интернет.

   Технологии.

   Телефоны.

   Нетбуки.

   Планшеты.

   Ультрабуки.
..............................

.............................................

Поиск по сайту:

.............................................

.............................................

.............................................

Архив новостей:
..........................................

.............................................

Яндекс.Погода.
Философия на mini-portal.ru
Далее:  Глава 5, $1 >>

ГЛАВА IV. Рационализм или иррационализм?


§ 3. Критика Гегелем основных познавательных концепций

“Все дело в том, чтобы понять и выразить истинное (идею),
не как субстанцию только, но равным образом и как субъект”.

“Дух есть всегда идея”.

“Во всех формах духа: в чувстве, в созерцании, как и в представлении,
– мышление составляет основу”.

Г. Гегель

После написания “Феноменологии духа” Гегель счел необходимым исследовать закономерности развития этого абсолютного духа, который в дальнейшем Гегель стал именовать абсолютной идеей. Раскрытию внутренних закономерностей перехода абсолютного духа от одной формы к другой посвящена огромная работа Гегеля “Энциклопедия философских наук”, в трех частях.
Первую часть этой работы составляет “Логика”. Первоначально “Логика” фигурировала в качестве самостоятельного произведения “Наука логики”, но с самого начала она мыслилась как исходная стадия гегелевской системы философии и была посвящена развитию абсолютной идеи. Эту первую часть “Энциклопедии философских наук” можно сравнить с работой Шеллинга “Система трансцендентального идеализма”, но способ реализации замысла показа того, что развивается абсолют, у Гегеля иной, чем у Шеллинга.
Первая проблема, которая встала перед Гегелем в “Энциклопедии философских наук” – проблема начала: с чего начинается развитие, а точнее, становление? Что является его основой? Что является его базисной формой? В связи с этим Гегель выдвинул положение, что такой основой является объективная мысль, абсолютный дух или абсолютная идея. Или, другими словами, замысел Божий. Эта идея строго рациональна, является логической идеей. Эту логику можно вскрыть, если философская система адекватно познает в понятийной форме абсолютный дух.
Одной из центральных идей гегелевской философии является проблема отношения между мыслью и объективностью. Эту проблему Гегель рассматривает на обширном историко-философском материале. Анализируя различные подходы к этой проблеме Гегель стремится показать их ограниченность и не последовательность, а порой и противоречивость. Вместе с тем Гегель представляет свою точку зрения как преодоление этих недостатков и как логический результат, завершение историко-философского процесса. Для этого в “Энциклопедии философских наук”, в ее начальной части “Наука логики”, анализируется, а точнее критикуется три основных подхода к проблеме отношения мысли и действительности, мысли и объективности.
Первой такой точкой зрения является здравый смысл вместе с прежней метафизикой; второй – эмпиризм вместе с кантовской философией; третьей – концепция непосредственного знания. Концепция здравого смысла и прежней метафизики включает в себя убеждение в том, что, независимо от человеческого сознания существует реальность, которую нужно познать и которая доступна сознанию.
Прежняя метафизика развивает эту исходную позицию здравого смысла. Она является философией в подлинном смысле этого слова. Ее достижением, по мнению Гегеля, является то, что она правильно определяет предмет философии. К объектам такого философствования относятся: душа, мир, Бог. Это подлинно философские объекты, потому что они бесконечны. К такого рода метафизике относится целая совокупность рационалистических философских учений, начиная с Платона и Аристотеля и кончая Лейбницем.
Традиционный раздел этой прежней метафизики – онтология – как учение об абстрактных определениях сущности, которая, соответственно трем выделенным объектам, делится на рациональную психологию, рациональную космологию и рациональную теологию. На этом кончаются ее достоинства в глазах Гегеля.
Главным недостатком прежней метафизики, по мнению Гегеля, является противоречие между ее предметом и ее методом. В борьбе с ней он чеканит форму своего нового мировоззрения, которое вскоре станет общепринятым, на века определив отношение людей к миру. Ее предметы, ее объекты бесконечны, а к ним прилагаются конечные определения, конечные понятия. Конечное – это то, что стоит в соотношении с иным, которое является его отрицанием и представляет собой его границы. Другими словами – конечное все то, что встречает нечто иное и этим абсолютно иным, имеющим другую природу, ограничивается.
По поводу мышления, свойственного прежней метафизике, Гегель писал, что конечным мышление является постольку, поскольку оно останавливается на ограниченных определениях, которые признаются чем-то последним и имеют существенные ограничения. Понятие бытия является вторичным, если рассматривается так, что оно находит свой предел в небытии. И это небытие представляет собой нечто иное. Конечным примером является понятие простоты, когда ему абсолютно противополагается как нечто совершенно иное понятие сложного. Конечным, наконец, является само понятие бесконечности тогда, когда понятие конечного мыслится как нечто абсолютно противоположным, к примеру, тогда, когда Бог рассматривается только как существо бесконечное и говорится, что он не конечен. Это приводит к тому, что, фактически, бесконечность трактуется как конечность.
Вот такого рода понятия Гегель называет рассудочными, а не разумными, т.е. не поднимающимися до подлинного философствования. Это абсолютно разделенные или противопоставленные определения, которые подчиняются формуле “либо – либо”. Такой способ мышления, такую форму мысли Гегель называет рассудочной, догматичной и вместе с тем метафизической. Догматизм, по его мнению, заключается именно в том, что удерживаются односторонние рассудочные определения и исключаются противоположные определения.
Прежняя метафизика занималась тем, что приписывала изучаемым ею предметам различные предикаты (свойства), которые брались ею не критически. В качестве таких предикатов выступают понятия простоты, сложности, конечности, бесконечности. Следует обратить внимание на то, что Гегель при критике эмпиризма выдвигал целый ряд весомых аргументов против материализма. Так материализм изменяет самому себе, когда он вырабатывает понятие “материя”, потому что материя – как понятие – есть абстракция, а абстракции не могут быть чувственно воспринимаемыми. В силу этого материализм, когда он оформляется как философская система, становится не осознающим себя идеализмом.
Материализм трактуется Гегелем как учение несвободы. Свобода, по мнению Гегеля, состоит в том, что я не имею противостоящим себе абсолютно другого, а нахожусь в зависимости от содержания, которое есть я сам. Материализм признает нечто радикальное, отличное от человеческого сознания по своему онтологическому статусу. Это означает, что для самого Гегеля философия свободы возможна только в том случае, если будет показано, что все является, в сущности, мыслью, человеческой мыслью, которой не противостоит никакого иного содержания.
Другим существенным недостатком такого рода эмпиризма является то, что в его рамках невозможно поставить вопроса разумности и не разумности существующего. Критическое отношение к действительности в его рамках невозможно. О разумности или не разумности существующего можно ставить вопрос только в том случае, если в этом существующем проявляется объективная сверхчеловеческая мысль, надындивидуальное духовное начало. В этом случае можно ставить вопрос о разумности действительного соответствия с тем выводом человеческой мысли, которая постигает объективные закономерности развития.
Завершая свое рассмотрение эмпиризма, Гегель говорит о том, что в нем наличествует два разнородных компонента: во-первых, чувственно-данный материал, который разнороден, хаотичен; и, во-вторых, форма, которая заключает в себе определенные всеобщности и необходимости, все то, что говорит о закономерности этого чувственного мира. Эта форма отлична от чувственного материала. Она по отношению к нему внешна и необъяснима эмпиризмом.
Эмпиризму не доступно понимание того, что эта форма исходит из всеобщего разума. В данном случае Гегель согласен с рассуждениями Юма о том, что эмпирическое наблюдение доставляет нам восприятие следующих друг за другом изменений, но не показывает нам необходимой связи.
Далее, Гегель переходит к анализу кантовской философии, которую он рассматривает как развитие линии скептицизма, точнее, критической линии юмизма, т.е. как внутреннее отрицание эмпиризма. Внутреннее, потому что Юм и Кант признавали чувственный материал исходным базисом для познания, для понятия. Но сам по себе чувственный материал еще не связан с действительным познанием как таковым, с проникновением в сущность.
Заслугу Каната Гегель видит также в том, что он подверг исследованию определения прежней метафизики, подошел критически не только к метафизике, но и к самим формам мышления, поставил проблему их исследования. Кант также обнаружил антиномии чистого разума и, тем самым, вплотную подошел к выявлению перехода понятий друг в друга, понятий простого и сложного, конечного и бесконечного, свободы и необходимости.
Тем самым Кант утвердил подлинно философский взгляд на объективное. Объективное  есть не то, что существует независимо от человека, а объективное есть всеобщее и необходимое. Через такое понимание можно прийти к выявлению идеального, духовного начала этой объективности. Однако хотя Кант и видел необходимость  критического исследования категорий, тем не менее, он подошел к ним достаточно традиционно, не исторично, восприняв их как какую-то готовую  наличную схему человеческого разума.
В связи с этим Гегель чрезвычайно высоко оценивает фихтевскую дедукцию категорий, его попытку исторического подхода к категориям, представив их как процесс, как становление. Главный недостаток Фихте, по мнению Гегеля, заключается в том, что Фихте не дает мышлению подлинно свободно определяться, потому что он допускает “неЯ” – как необходимое условие для развития “Я”. Действительно, подлинного, свободного самосознания у Фихте не получается. Общую заслугу Канта и Фихте Гегель видит в тенденции к объективному идеализму, т.е. в понимании духовного начала как сверхчеловеческое, как объективно существующее.
Интерес Гегеля к третьей точке зрения, концепции непосредственного знания в значительной мере определился тем, что ее сторонники, прежде всего Якоби, выступают как хранители подлинно христианского духа философствования. Естественно, что своих противников они упрекают в безбожии и скрытом атеизме, что является опасной тенденцией. В своей полемике с Якоби Гегель пытается доказать, что сам Якоби безбожен, поскольку тот не хочет познать Бога, проникнуть в его суть, а его гегелевская философия дает познание божественной природы, сущностью которой является абсолютный дух. Самое существенное возражение Гегеля против концепции непосредственного знания является учение о диалектике непосредственного и опосредованного, согласно которой ни в знании, ни в деятельности нет ничего непосредственного, нет интуитивно усматриваемой, абсолютной истины – как начала. Если берется какое-то исходное начальное положение, то к нему надо постоянно возвращаться, чтобы показать его необходимость. В полемике с Якоби Гегель отстаивает право на существование философии как дискурсивного мышления, доказательного мышления в форме понятия, т.е. как рационального знания.
Таким образом, в начале изложения своей системы Гегель подвергает критическому анализу историю философии, чтобы этим самым подчеркнуть новизну и оригинальность своей философской системы с одной стороны, а с другой стороны – подчеркнуть необходимость этой системы как логического завершения историкофилософского процесса. Все эти идеи уже были высказаны им в “Феноменологии духа”, но эти идеи, как и сама эта работа, хорошо просматриваются через более поздние сочинения Гегеля. Излагать гегелевскую систему и диалектику, по нашему мнению, нет необходимости, так как по этим вопросам существует обширная отечественная и зарубежная литература, перечисление которой бы могло составить солидную книгу. В заключение подчеркнем, что творчество Гегеля является развитием критического подхода, критической философии, основанной Кантом. Гегелевская философия вырастает как преодоление кантовского гносеологизма, но  так как исходным принципом для Гегеля является принцип тождества бытия и мышления, то его философская позиция оказывается другой крайностью – позицией онтологизма. Его онтологизм крайне рационален и крайне логичен, как и его метод – диалектика. Так что, в целом, позицию Гегеля можно назвать панрационализмом или панлогизмом. Это то, о чем мечтали, к чему стремились мыслители эпохи Просвещения. Субъект и объект оказались очищенными от тех искажений, которые связаны с природой человеческого сознания. Достижение истины в ее абсолютном варианте (в силу этих причин) становится возможным. Такой истиной становится философская система Гегеля, выражающая полноту бытия абсолютного разума, обезличенного, пантеистического Бога, сущность которого выражена через самодвижение понятий.
Это лишь одна из версий интерпретаций гегелевской философии. Позицию Гегеля, с точки зрения того же принципа тождества бытия и мышления, можно с равным успехом охарактеризовать как позицию гносеологизма, т.к. суть абсолютной идеи заключается, прежде всего, в деятельности и в деятельности не преобразующей, а познающей; познание как познание и как творение мира, как на уровне абсолютной идеи, так и на уровне индивида. Высший познавательный акт для индивида – свобода, а для абсолютной идеи – возвращение к себе, в философии.
Все эти версии вписываются в трактовку гегелевской философии как развитие традиции рационализма, но был ли Гегель рационалистом? Этот вопрос был поставлен уже самими учениками Гегеля. В рамках неогегельянства и экзистенционализма этот вопрос нашел не только поддержку, но и обоснование. Рациональная понятийная система Гегеля трактуется как внешняя форма для выражения иррациональности бытия и природы человеческого сознания, к осознанию которой он пришел в своих юношеских работах. В этой связи интересна эволюция самого неогегельянства от рационализма к иррационализму, перерастание в религиозный вариант экзистенциализма. К этой позиции близка и теологическая интерпретация гегелевской системы и диалектики, выдвинутая еще учениками Гегеля. Можно встретить также и сторонников понимания творчества Гегеля как выражения своеобразного мистицизма, уходящего своими корнями в средневековую и возрожденческую мистическую философию, в частности философию того же Якоба Бёме.

*  *  *

Подводя итоги, можно сказать, что немецкая философия от Канта до Гегеля является критической философией, основы которой были заложены Кантом, создавшим основы нового мировоззрения. Прежде всего, именно критицизм, который подчеркивает конструирующую способность человеческого сознания, то, что именно субъект формирует объект, отличает немецкую классическую философию от традиционного эмпиризма и рационализма, чью модель субъективнообъектных отношений можно назвать, по мнению того же Шеллинга, догматизмом, где объект изначально дан субъекту. Но за все надо платить. Вместе с критицизмом в немецкую классическую философию, в целом рациональную философию, привносится иррациональная тенденция, начиная с кантовской “вещи в се6е” как, в принципе, иррациональной для познающего субъекта сущности. Эта тенденция нарастает у Фихте и Шеллинга и проявляется в явном виде в их поздние творческие периоды. Что же касается Гегеля, в силу выше изложенных причин, воздержимся от окончательной оценки. Но что абсолютно не вызывает сомнений, это мощное нарастание пантеистических идей немецкой философии, хотя, казалось бы, немцам, как представителям протестантской культуры, это не должно быть свойственно. Если затруднительно ставить вопрос о пантеистических взглядах Канта и Фихте, то философию Шеллинга и Гегеля можно однозначно определить как пантеистическую. Пантеизм и стоикоспинозовская трактовка свободы как познанной необходимости оказали существенное влияние на всю немецкую философию как рациональную, так и иррациональную. В заключение подчеркнем, что философские взгляды Канта, Фихте и Шеллинга во многом определили философскую ситуацию не только в ХIХ, но и в ХХ  веках.

Далее:  Глава 5, $1 >>

Все права защищены © Copyright
Философия на mini-portal.ru

Проявляйте уважение!
При копировании материала, ставьте прямую ссылку на наш сайт!

Участник Рамблер ТОП 100